Маргарита лодус ярославль на сайте знакомств

Зарубежье - Сергей Чупринин

маргарита лодус ярославль на сайте знакомств

С самого начала. знакомства Римский стал поощрять мои занятия музыкой. .. из Ярославля с его синими и золотыми церквами и желтыми казенными для духовых инструментов, и я с интересом просмотрел «Ludus tonalis». Помню, сидя за цимбалами в моей мансарде в Морж, как Маргарита за. Город Ярославль, по преданию, был основан в году на месте храма В конце концов, Маргарита покидает мир в образе ведьмы, и уходит вслед в эпизоде знакомства с Азазелло, когда она узнает о том, что Мастер жив, .. и создатель сайта о Козьме Пруткове (alplanatme.ga) Сергей Масалович. В частности, кроме специальных страничек на сайте АБС, это интервью можно получать по подписке. . Margarita. Tallinn, Estonia — Талант (любой) передается по наследству ИНОГДА. Ярославль, Россия — 99 Как и элементы множества застольных разговоров, странных знакомств.

Мы оказались на Бору Бор - небольшой город напротив Горького на низком пойменном берегу реки Волга ; гостеприимная семья приютила нас на 5 недель в красивом домике с адресом "Советская ул. Именно здесь, на Бору, в августе года, зародился у меня интерес к насекомым, в то далекое время конкретно к дневным бабочкам.

Толчком послужили 2 книги, взятые в библиотеке: Последняя произвела на меня большое впечатление поэтическим рассказом об увлекательной охоте молодого Аксакова за бабочками; об их разнообразии и красочности я узнал из приложения - атласа бабочек средней полосы России.

  • Окуловский дневник Михаила Кузмина
  • Энциклопедический словарь (Х-Я) (fb2)
  • Литературократия (fb2)

В начале августа к нам присоединился отец; как оказалось, в юности, в Пензе, он немного собирал бабочек. Я твердо решил заняться коллекционированием бабочек; отец сделал мне сачок и расправилку. Во время прогулок в окрестностях города я собрал и других дневных бабочек--перламутренниц, голубянок, сатиров, а у дома в саду и на огороде - крапивниц и белянок.

В начале сентября наш путь на восток продолжился, на этот раз на теплоходе по Волге, Каме и Белой до Уфы. На теплоходе я познакомился с мальчиком немного старше меня, эвакуированным из Ленинграда. Он показал мне свою святыню - ящик с собранными им бабочками, которые мне очень понравились.

Эта мимолетная встреча еще более укрепила мое желание собирать бабочек. В Уфе мы прожили почти все военное лихолетье. Это было тяжелое, полуголодное время. Сначала мы устроились в гостинице "Башкирия"; в октябре года нас выселили.

Родителям удалось снять комнатку в полуразвалившейся хибарке на краю глубокого оврага, которых так много в Уфе; здесь мы перезимовали. Весной мама смогла получить комнату в каменном доме на территории Психиатрического городка, где маме предоставили место врача-терапевта.

Зиму годов я не учился, учебу заменяло мне чтение книг. Слишком много было трудностей, вопрос шел о выживании, было не до школы. Жили мы впроголодь, основные продукты выкупали по карточкам, вместо сахара использовали сахарин.

Болели малярией, и хотя регулярно употребляли акрихин, тяжело страдали от периодических приступов этой болезни. За мешок жизненно необходимой нам картошки маме пришлось отдать фамильную драгоценность - массивную золотую цепь карманных часов моего дедушки он умер незадолго до начала войны.

В годах, в течение двух учебных лет, я брал домашние уроки. У учительницы занимался и Вова Соколов. Мы дружили семьями и в дальнейшем эта дружба продолжилась. Я имел счастье и после войны много раз встречаться с Вовой - прекрасным, веселым и остроумным, по-настоящему хорошим человеком.

Весной года в одной из школ Уфы мы сдали экзамены экстерном по программе классов. Вспоминаю я и друга тех эвакуационных лет - Юру Шепетинера, с которым мы вместе играли и строили планы дальнейшей, уже взрослой, жизни; Юра был из Одессы.

Нам не суждено было больше встретиться - мы не знали тогда, конечно, наших будущих мест жительства. Юра, дорогой, жив ли ты? Помнишь ли своего друга детства?

Название "Белая" не случайно. В некоторых местах напр. В Кушнаренково мой отец был командирован на завод. Мы жили в небольшом сельском домике. Неизгладимое впечатление оставила в моей памяти прекрасная растительность за рекой Белой, куда мы с тетей Леной несколько раз отправлялись на лодке.

Яркая зелень, ошеломляющее буйство цветов, раскидистые голубые колокольчики выше моего роста Здесь нашлось немало интересного для моего гербария, который я собирал уже второй год; удалось пополнить и коллекцию бабочек. Рядом с деревней был расположен, на берегу Белой, большой холм; у его вершины в солнечную погоду кружились махаоны. Еще мне запомнилась катастрофа самолета. Около Кушнаренково находился учебный центр подготовки пилотов малой авиации.

Небольшие бипланы целыми днями кружились невысоко в небе над поселком. Одним ясным июльским утром самолет, за полетом которого я наблюдал, сделав "мертвую петлю" неожиданно вошел в штопор и, вращаясь, стал падать.

За деревней раздался взрыв, поднялись клубы черного дыма. Как стало известно позднее, пилот и инструктор погибли.

САЙТЫ ЗНАКОМСТВ: ДИКОСТЬ И БЕЗУМИЕ ИНТЕРНЕТА

Из Кушнаренково мы возвращались не одни - с нами был еще поросенок, которого отец купил на откорм. Поросенка мы поселили в сарае; через пару месяцев, в октябре, став уже довольно крупной свиньей, он продолжал резво бегать и высоко прыгать - кормить его мы могли почти только одной картофельной шелухой.

Перед наступлением холодов он был зарезан как тяжело я это переживал ; самодельной солониной мы питались, тратя ее очень экономно, почти всю зиму.

На огороде у дома мы выращивали овощи и картофель, а на выделенном нам участке поля за территорией городка - просо. После уборки последнего мы самым примитивным способом его молотили и "веяли".

Пшенная каша была тогда важной частью нашего питания и осталась моей любимой едой. Около нашего дома сугробы достигали двух метров высоты; в них мы с Юрой копали "подснежные" ходы и пещеры. Я часто катался на лыжах; особенно нравились мне пологие, длинные склоны на берегах реки Уфа.

Собирал я в Уфе кроме гербария и бабочек, в основном дневных; ночных я ловил на свет на террасе дома; накалывал бабочек тогда на простые иголки. К сожалению, из уфимских сборов сохранилось лишь несколько экземпляров. Однажды это было 24 июня года я за 2 рубля приобрел у мальчишек громадных жуков-оленей, самца и самку; они прожили у нас довольно долго, вызывая восхищение гостей.

В период жизни в Уфе я начинаю заниматься рисованием. Вначале это были рисунки птиц, растений и деталей их строения, топографические планы и.

В этой работе изображен акварелью 51 вид бабочек у некоторых показан и низ крыльевгусеницы 16 видов и 4 куколки; титульный лист украшен фиалкой трехцветной, автором указан "Гери Милендер". Объем работы 29 страниц, в картонном переплете. Рисунки к работе были сделаны по книге С. Интересуюсь я и картами, рисуя их в большом масштабе карты Англии, Франции, Индии и др. Моими любимыми книгами по природе были "Жизнь насекомых" Ж.

Фабра, "Жизнь животных" А. Брэма и "Лесная газета" Виталия Бианки. В Уфе, как я уже писал, моя мама работала врачом, на две ставки, и была занята с утра до вечера.

Отец работал на лакокрасочном заводе, переоборудованным в завод по производству какао и шоколада-сырца. Мы внимательно следили за положением на фронтах, я отмечал на картах все изменения. С ноября года, после окончания битвы под Сталинградом, все перипетии которой мы очень переживали, наступило время побед, и все лишения и трудности стало легче переживать. Первые послевоенные годы В начале года мой отец был командирован в Москву, где он должен был заниматься вопросами будущего восстановления Кренгольмской мануфактуры.

Украсили комнаты березками, завтра Троица; ждали наших пить чай; они приехали часов в Пос- лал бандероли остальным в Москву. Будут ли завтра письма? Это оплатит долг Рябушинскому, если он его не забыл, на что я надеюсь.

Вечером были у Бене, опять танцы, jeu aux 4 mains; был младший Ревицер, петербургский реалист, тип хулиганис- того красавца. Мне, может быть, жалко, что я не танцую хоро- шо. Когда гуляли, Сережа ехал верхом, я думаю, что это большое удовольствие, но если бы я и ездил, столько претендентов, что было бы неловко и некогда ездить.

Письма от Павлика, Нувеля и Мейерхольда. Павлик опять видел того студента в Летнем саду с дамами. Мне было не несносно. Играли в крокет, был пикник в лесничестве, опять было человек Под вечер мы дома сели играть было в карты, как от Ве- недиктовых прислали за Гурвичем и за мною.

Наши обиделись за похищение кавалеров. Во время прогулки Ревицеры купались, а я с Вилли смотрели. Дождь льет весь день. Днем были Бене, уходившие на обед и вечером опять пришедшие.

Дождь шумел все время. Думалось в такую погоду ехать в карете из балета домой, где приготовлен чай и ужин, сидеть вдвоем, втроем у камина, дружески болтая, куря, за вином. В промежутках читали Брюсова и письма Пуш- кина.

Антон Холмовский

Когда-нибудь и наши письма и дневники будут иметь та- кую же незабываемую свежесть и жизненность, как все живое. Письмо от Потемкина; новостей мало; отчего мне кажет- ся,чтодавнонетписем?

Сегодня целый день сидим мы дома, хотя погода и отлична. Что-то сулит этот новый сезон, не думаю его более блес- тящим. Мне кажется, я лажу этот год с нашими. Вечером играли в карты, была огромная оранжевая луна, и я все проигрывал. Целый день дождь; письмо от Модестика. Продолжаем читать письма Пушкина. Топили камин, вспоминали с Варей Саратов, ходя по комнатам, ожидая зятя, играли в рамс; зять рассказывал об офицере, молодом, вышед- шем в отставку и живущем в запущенной усадьбе одиноко.

Все напоминало осень, и это было приятно. Жаль, что ничего нельзя будет писать: Все другие планы требуют подготовки. Как- то представляется лето еще длинной, длинной эпохой, а потом неожиданно наступит осень.

Присла- ли книг о Пушкине; мне очень хочется вина. Повестка на письмо 36 Михаил Кузмин 37 Окуловский дневник из Лондона; от Юши несколько слов опять, наверно; прислали разные лошадиные принадлежности.

Гоняли на корде Красав- чика, татары смеялись и улюлюкали. Играли в крокет, день сол- нечный; в ожидании сна тихонько гуляли, потом дневник, по- том сон, потом утро, возможность писем, какое-нибудь писанье, длинный, длинный день и опять вечер в ожидании ночи и ночь в ожидании утренних писем. Жаркий отличный день, качался на качелях тихонько, я люблю это легкое колебанье; стол в зале — мой приют — занят писарем. Это будет вещь не для печати.

В баню не ходил. Вечером наши поехали в лес с Сережей верхом, мы же пошли им навстречу. Вечером играли в карты. Порадую Чичерина, старо- го друга, перепишу и пошлю ему серенаду Филострата. Как-то устроюсь на будущий год?

Я думаю, к лучшему. Я онемел от негодования. Вместо ти глав напечатано 11 с вопиющими опечатками. Чулкова прямо побить мало. Дамы в полной распре. Вечеромпровожалитаксатора,рожьцветет с удушливым запахом, река 2-мя рукавами стремится быстро, уже отравленная фабрикой, блистающей и шумящей. После завтрака пошли на станцию с Сережей; было очень приятно идти быстро вдвоем и к определенной цели.

Сидели на вокзале, ожидая поезда, кото- рый не пришел; проходили и вертелись служащие, телеграфные шерамуры и. Пришла мысль о новом египетском рассказике. Купались с кучей подростков, выкуривших у меня все папиро- сы. Вечером бродили вдоль реки и играли в винт. Такой день еще прошел, как проходят дни вдали. Письма от Мили- оти, что они ждут от меня прозы и. Какое- то беспокойство передается и. Денег нету ни капли. Вечером ездили дети верхом.

Сережа в белой рубашке наклонялся, держа лошадь под уздцы, будто Персей или Орландо. Наши ушли в гос- ти; ужинали одни и втроем играли в рамс. Заря была розовая, будто в Китае. Сережа очень хотел спать. В деревне орут песни и играют на гармонии. Есть что-то захватывающее в частушках.

маргарита лодус ярославль на сайте знакомств

Вечер тёпел и сыр. Последний раз обеда- ли в старом доме; писем не.

Диалоги Воспоминания Размышления

Очень быстро устроились на но- вый лад; вид оживленный на пруды, где ловят дрова, на проезжую дорогу, на цветник, на огород. Целый день развала, ничего не пи- сал. ВечеромбылиуБене,тамигралимолодые люди в городки, Коля подрался с Юрой, смотрели пахучие пионы, дом, построенный мальчиками, пили чай.

Пошли погулять; Виля, Женя и Юра ходили с нами. Дома еще пили молоко и закусывали. Наняли нового татарина с лицом Аммалата Бека или Али-Бабы. Вот первый день на новом месте.

маргарита лодус ярославль на сайте знакомств

Считает, что придется подсчитывать сторонников. Гуля- ли за земляникой, потом вечером по деревне мимо дома Ревицер и через нижнюю фабрику. Вечером долго ходили по саду под то- полями и кленами. Целый день сидел дома, пройдясь толь- ко до конторы опустить письмо. Мне не очень здоровится, что-то с сердцем и общее беспокойство. История с татарами, с коровами, с ватером, с му- жиками. Вечером орали пьяные, девки визжали и бегали, было холодно и светло.

Может быть, я начинаю ску- чать? Но я не могу указать ни места, куда бы с удовольствием думалось пройтись и при отсутствии потребности в прогулках, но обязательности их: Может быть, это от купанья.

Купались, гуляли в новый чудный бор, где чуть не заблудились, наконец, вышли на свис- тки локомотива; пел Debussy, французов и Шуберта, написал автобиографию. Что же не пишет Виктор и не шлют ниоткуда денег? Теперь я опять хотел бы, чтобы журналы ссорились. Ве- чером был дождь, играли в рамс.

Сереже он пишет, будто Андреев его. Целый день болтался Гершанович. Провожали его вечером на лошадях, в лесничестве темно, заря за густым лесом; вчера были воры, лают собаки, было приятно и печально так ехать, будто отвозимому в скиты. И от кого я жду писем? От Наумова, кажется, единственное теперь прибежище.

Целый день в пруду перед балконом купаются парни. Утром опять ничего, ни повесток, ни писем. Целый день плещутся в воде, кричат и смеются; посере- дине пруда палка, куда сплываются на мель, и брызги летят под ногами и руками плавающих. Взяли пастуха к коровам, Павла, ти лет, вчера приводил его старик, и сестра качалась в гамаке, сегодня он сидел на кухне и ел маленькими глотками кашу, а все ребята,прислуга,татары,боннаиЛидияСтепановнасмотрелина.

После обеда поехали кататься, доехали до Полищ, лошади дожидались, и девочки в шляпках собирали землянику, на небе была половинная радуга. Встретили попа, по традиции нужно бы с ним кланяться. Со стороны, может быть, мы имели вид беспеч- ных и гуляющих людей. Мне бы хотелось быть богатым, наглым, утонченным и бессердечным. Сережа и Варя долго не возвраща- лись с пикника, и Вилли поехал за ними верхом в темноте.

Мне нравится, что дети растут, и это не делает старее, а как-то странно, почти наоборот, молодит старших. Что ж, завтра письма? Сегодня Сережа полу- чил письмо от m-me Блок, спрашиваю, в качестве музы или дач- ной дамы? Письма от муз особенные, очень приятные. Ходили за зем- ляникой. Там чудно устроено; садовник нас водил по парникам с 40 Михаил Кузмин 41 Окуловский дневник дынями и ананасами, по розам и партерам. И дорога туда весе- ла, полями и березовыми рощами, было очень приятно.

Выходить, я думаю, не из-за. Что-то даст этот се- зон? Ходили гулять, купались, играли в крокет, всё как. Теп- лый отличный день; меня беспокоит, что ниоткуда не шлют де- нег, но не. Что замолкли Наумов и Нувель? Но, конечно, ожидание писем этот год не то, что было прошлое лето. Я сам запускаю письма, будучи без денег. Письмо от Николая Васильевича, что деньги посланы. Статья очень пош- лая. Был у Бенедиктовых, потом ждали наших, они приехали, полные рассказов, расспросов и оживления.

Завтра могут быть письма и повестки. И Леман даже замолк. Очень жарко; купались, бегали на гиганах, играли в крокет, после обеда ходили к озеру, где катались на лодке по тихой воде, вдоль тростников и рощ.

Получил повестку и письмо от Павлика, жалуется, конечно, пишет, что в Летнем гу- ляют Дягилев и Нувель. Отчего последний не пишет, не понимаю. Что теперь буду писать, не знаю. Страшноветреныйдень,вокнанесет сажу кусками и запах с завода.

Катался с девоч- ками недалеко; сестра хандрит. Жарко и тревожно от ветра. Что-то меня беспоко- ит, не знаю. Все-таки это лето пишу больше, чем прошлое. Очень хочется осенью заниматься. Что-то принесет с собою будущая зима? Жара перед грозой; в самый пёклый час ходили за зем- ляникой, я никогда так не обливался.

Диалоги Воспоминания Размышления - Игорь Стравинский

Лидия Степановна получила головную боль и раскисла, на прогулке ее несколько раз рвало. Потом была гроза и дождь, я смотрел, как лягушки прыгали по огороду, покуда Сережа читал мне Пушкина. Сидели еще в зале.

Первый намек на осень, все время молнии. Зять хорошо настроен, привез вишень, вина. По дороге к нам пристал старик, рассказывал о совершае- мых в изобилии окрест убийствах. Дома играл несколько ребя- там, ждали наших, ужинали. Огромное белое облако ползло по вечернему серо-голубому небу. Романы уличных газет меня не волнуют, но осадок оставляют. Впрочем, не хотел ли я этого?

У сестры кухарочный вопрос опять остреет. Меня радует, что есть какие-то неведомые поклон- ники. Купались, играли в крокет, катались на гигантских, ели ягоды, что еще? Писем не было, значит, будут завтра. Меняют татар, ссо- рятся с Верой. Сережа уже лег, бонна, кажется, шьет на машин- ке, я ни о ком не мечтаю, фабрика шумит через открытое окно. Письмо от Лемана; вспомнился город; спал плохо; писал; послезавтракаходилизаземляникой—яникогданедумалтакого изобилия красных ягод; холодно и солнце; первый раз необыкно- веннаяосенняяясностьдалей.

Ещегуляли в лесу под вечер. Лес был очень немецкий, с озерцами, лесными гиацинтами, лучами солнца на холмах, лужайками сплошь в цве- тах. Хочется опять читать много на языках. Потом опять играли в карты, смеясь и состав- ляя программу дня имянин Прокопия Степановича. Сегодня уже не августовский, а прямо сентябрьский день. Писал за него письма, пере- писывал какие-то отчеты.

Письмо от верного Renouveau; оказы- вается, Marcel Thellier, вступившийся за меня, — французский вице-консул в Петербурге. Идут приготовления к 8-му, сегодня ре- зали теленка и свежевали, я в первый раз видел, как вытаски- вают внутренности и голова с еще не мутными глазами.

Соби- рались ехать с Сережей к Гершановичу, как вдруг известие, что его увольняют, будто бы за пропаганду на фабрике. Поехали его приглашать на завтра Сережа и Лидия Степановна, мне же, уз- навшему, зачем и почему его зовут, не захотелось ехать. Пошли к Бене, были все немцы.

Играли в колдуны, в карты, в 4 руки. Катерина Ивановна была без голоса, с распухшим носом, но лю- безна. Возвращались совсем в холоде, дома еще ели, рассуждая о Гершановиче. Днем зять с сестрой ссорились; опять какая-то тревога овладевает мною. Яков весело и жестоко заколол теленка, отрезал почки и потом хотел их пришить, Сул- тан лизал кровь, коровы тыкались на запах, и Бобка в красной рубашке что-то лопотал все время. Приезжали уволенные таксаторы, объяснялись, что всегда не- приятно и тяжело.

После обеда слонялись на плоту, в подвале. Ужинали в комнатах, у Солюс был фейерверк жалкий, но самый факт его меня восторг и поднял необыкновен-. Что-то сулит мне осень и зима? Весь 44 Михаил Кузмин 45 Окуловский дневник день стряпают и готовятся к завтрему. Писал письма к зятю. Ездили на станцию с Сережей за покупками. К вечеру погода разгулялась. Были в бане, вечером играли в карты. Так незаметно, без новостей, но без страданий подходит осень. Буду видаться с друзьями, заниматься, писать, ходить в театр.

Завтра может быть несносно, но скоро пройдет и необыкновенно. День имянин прошел, как эти дни проходят. С утра при- ехали гости, ели, гуляли, бездействовали дома, опять ели, опять сидели, гости спали, вечером пришли местные обитатели, опять ели, бегали в горелки, дети танцовали, мужчины играли в карты, ужинали, пили, долго ели, опять пили чай.

Вилли все ухаживал за Сашей, старый Бене и мне и ему говорил, чтоб он больше не пил. Михаил Яковлевич хотел взять татарина в слуги, староста привел молодого и красивого, и все мы его осматривали.

После имянин все кислы, кто с головой, кто с животом, кто с. Писал стихи, писем нет, день серый, то дождь, то блед- ное солнце, то тучи с просветами. Ходили гулять под вечер, Ваня и Володя Ревицер охотились в мокром лесу, переговариваясь, зовя собаку, стреляя. Я думаю, это приятно? Се- режа ходил на станцию, потом ездил верхом и, не сняв больших сапог, бегал на гигантских; как высокая обувь делает стройнее человека.

Вечером опять проливной дождь. Франке ездят на 5-ти экипажах веселыми бандами, много молодых людей, смеющихся в собственной купальне. Под боком может быть привольное, хотя и немецкое житье.

Наши хо- дили на фабрику осматривать, но я не пошел. Вечером гуляли с сестрой и Сережей втроем по деревне; загоняли стадо, у домов мирно беседовали, дети бегали по улицам, из окна звали ужи- нать, большая, еще прозрачная луна всходила на светлом после туч небе. Вот я утвержден несколько у Званцевой. Чем дольше нет писем, тем больше их будет вскоре.

маргарита лодус ярославль на сайте знакомств

Я с сестрой и Сере- жей пошли к Бене, дети к Шотц. У Бене никого не было, Вилли пришел забрызганный бумагой, сел за детский стол; играли в крокет, мальчики боролись. Погода разгулялась и была прият-. Обедали очень поздно, ожидая зятя и детей, вечером игра- ли в карты. День,каквседни,ничегоособенного;письмотолькоотЛе- мана;писалкакие-тостихи;целыйденьтодождь,тосолнце;гуля- ли, ели, играли. Скорее бы уже осень, на этой квартире я меньше пишу и значительно меньше читаю. Разучивал романсы Debussy, совершенно очаровываясь ими.

Сегодня теплее, кто-то купался. Татары с детьми пускали по реке зажженную солому. Теперь лунные ночи, я рад, что приедет Леман.

маргарита лодус ярославль на сайте знакомств

Я потерял крест и сегодня во сне видел, что на сердце у меня мышь, я дышу и она шевелится. Я делаюсь ленивее и беспокойнее; это от спокойной жизни. Он нам зна- чительно надоел, будучи целый день, говоря о журнале etc. Мы 46 Михаил Кузмин 47 Окуловский дневник водили его и гулять, под дождем и без дождя, и по лесу, и по де- ревне, и по фабрике. Сестра с зятем уезжали до позднего вечера. Приехал Гершанович, прибавляя собою еще предмет для зани- мания. Письма от Наумова, не получившего самого главного письма, от Нувеля, Чичерина.

Я, кажется, слиш- ком много наобещал Филиппову. Мы вздохнули облегченно, когда господин уехал. Завтра за обычные занятия. Могут быть еще письма. Самое важное было то, что Филиппов вынес впечат- ление от Брюсова как благоволящего ко. Отличный день, солнце и не холодно. Отдыхаем от Фи- липпова. Ни- чего особенного, ходили в баню, в бор, играли. Право, что-то больше ничего не пом- ню. Здесь не так уютно писать, как на той квартире, как значит комната. Я бы хотел, чтобы или все поми- рились, или ясно разделились и распределились по журналам, вроде художников, не имеющих почти права участвовать в раз- личных выставках.

Письмо Наумова, какое-то странное. К нам может приехать Татьяна Алипьевна, это приятно. До- рога и место около речки были отличны.

Пришли косцы, пели, шалили с Яковом, на кустах росла смороди-. Было ясно и тепло, жгли костер, лошади бегали на воле. Но у меняболелаголова,хотяизмальчиков,убиравшихсено,одинбыл очень красивый, трое ничего себе, все приветливы и любопытны.

Всю ночь болела голова. Сережа ходил на станцию за газетой, зять уезжал, был дождь поздним вечером, днем было солнце и на пруду купались. К управляющему приезжал какой-то молодой в синей рубашке, он долго, часа с полтора, ждал, лёжа и ходя, и по- томсталвытаскиватьпакетычерезсадиуехал.

Унегобылибелые тонкие руки и приятное лицо. Он мог бы приятнее прождать эти полтора часа. Была приятность излеченной головной боли, которая была очень сильна с утра. Гуляли по местам, где давно не были, под вечер; я люблю возвращаться вечером с еще более далеких прогулок.

Написал Брюсову могущее иметь значение письмо. Даже странно, что голова не болит. Этот период дневника будет казаться бледным. Наши уехали; ходили за грибами в какое-то новое мес- то леса, очень темное и глухое, опять плутали; играли в карты, рано ляжем спать.

В го- роде много буду читать, это должно входить в круг ежедневнос- ти, как при маме. Написал нужные письма, не получив никаких. Вспоминались лета, в Василе первое, в Черном.

Кончи- ли перечитывать дневник. Зимой почти не- обходим инструмент. Целый день дождь и серость, но я получил письмо от Наумова, сделавшее мне ясным этот день. Все было написано, будто я диктовал, безукоризненно. Мне приятно, что Леман может приехать.

Вечером приехали наши в дождь. Просидев целый день, даже устал. Да, эта зима во многом обещает быть интересной. Очень хочется писать и почти нечего. Хотелось бы быть сознательным и сознательно отказываться от некоторых сторон, хотя бы и доступных мне, творчества. Были цыганки, табор которых наши встретили вчера. Поз- днее мы пошли отыскивать их версты за три, дорогу нам указали мальчишки и парень с бабьим голосом, скурильный.

Это было в красивом леске; 4 семьи, 4 палатки, красивейшие мужчины, оча- ровательные мальчики, засморканные ребята, черные женщины, вид отнюдь не нищий, приветливы, первобытно-гостеприимны, лукаво-ласковы. Плясали; я пил чай, ведя разговоры, пока дамы ходили по другим аулам. В воскресенье важное в мате- рьяльном отношении известие, щедрость, ничего про любовь и невест.

Мальчик был прямо удивительно красив. Звали вечером прийти одному. Решили идти всем в воскресенье. Дома пошли к Венедиктовой, от которой получил просьбу книг. Уютные разго- воры о детях, о делах, о фабрике. Большие августовские звезды, фабрика блистает. Писем не было; перечитывал Рое. Ликиардопуло осенью едет в Константинополь, и воспоминанье об этом незабвенном, очаро- вательном городе наполняет меня почти какою-то тоскою.

Езди- ли в лесничество, и Сережа верхом, что-то напомнило большие дороги Сервантеса. Когда я играл, приползли в комнату 4 татарки меня слушать. Камерная музыка в 4 руки мне была несколько скучна, хотя бы и этих мастеров. Цыганка сказала неожиданно верно: На обратном пути беседовал с братом Екате- рины Ивановны, немного барбосистым, но милым; мне было приятно, как всякое общество молодых людей, я понимаю, что любители женщин оживают и видят сразу повышенный инте- рес единственно от их присутствия, независимо от возможности флирта.

Молодой че- ловек мне рассказывал про Маньчжурию и Москву, и ожившие воспоминания снова меня наполнили жаждой новых стран, Ки- тая, моря, Леванта. Читаю По; все таки это — не из любимейших, хотя отлично и остро. Ходили за грибами, что еще? Вечером пошли к Венедиктовым, там вышла неудача с винтом.

маргарита лодус ярославль на сайте знакомств

К Бене пришли Алимон, и их всех вытребовали домой. Возвраща- лись при звездах в холодный и с туманом над водой вечер. Гос- ти к нам не приехали. Как даже Юша ожил? Завтра будут письма, но от кого?

Целый день дома; у сестры опять расстройство из-за грозящей возможности переселения в дом Ревицера. Вечером были Бене и Солюс, бегали с мальчиками в горелки, в жмурки, дурачились.

Завтра провожаем Лидию Степановну и Сашу, а сам еду в виде помощника зятя к 3-м старым девицам за 25 верст. С утра поднялись рано, легши поздно, не выспавшись. Проводили наших на вокзал, отправились дальше; мне было приятно ехать в человеческом виде, а не в рубашке.

Местность, считающаяся очень красивой, исключая большого озера, или даже и с ним, была вроде ближайшей Финляндии. Поместья Лейхтенбергских, Ольденбургских и других имен. Пустили; из-за занавески, где черный массивный силуэт в нижней юбке, густой бас нас пригласил в залу. После долгого ожидания, хлопанья дверями, скрипа шкапами, тяжких шагов по верхним покоям и лестнице, явилась одна из барышень Мерлиных, пудов на 8, лет ти, в кремовом платье с редкими, по трое, веночками — ли- ловом, розовом, зеленом, на голове светлый шарф пышным бан- том, приседает, резва, говорит басом, делая движения огромной рукой с крошечным кружевным платком.

Угостила чаем и вином, с утра-то. Пошла осматривать лес с парнем ти лет; идя сзади, я смотрел на его шею, зная, что кожу всего тела, и цвет, и характер можно узнать по шее, где кончается загар, и по щекам или рукам; про- ходили часа 2. Барышня теперь сидела в затворенных комнатах в шляпе, ничем нас не накормила и не удерживала. Когда за- прягали лошадей, раздались бряцания фортепьяно. В молодости была красива, верно. Мне на прощанье даже присела как-то в два приема.

А торгуется как кулак и на фортепьяно играет. Хорошо, что из дому захватили еды. Всё дождь, все киснут дома. Болела голова, потом прошла. Ездили за малиной за 12 верст, с утра, всесемейно. Эс- кортировал нас лесник, а другие с ружьями пошли с зятем про- верять лесосеки. Пили чай в избе, где роженица, недавно родив- шая, сидела бледная и слабая, но хозяйственная, за пологом. Вымыто к празднику Пантелеймона. Все жда- ли Татьяну Алипьевну, встречать которую поехал Сережа.

Зять и сестра засыпали в передней, я же бродил по темному двору с 52 Михаил Кузмин 53 Окуловский дневник детьми и бонной, болтая о звездах, гренадерских казармах, где фрейленпреждеслужила,озабастовках,прислушиваяськстуку колес. Сережа вернулся один, барышня не приехала. Одни поу- жинали с засыпающими детьми в первом часу.

Написал какие- то глупости для шарад. Письмо Чичерина меня чем-то обеспо- коило, напомнив живо его суетливую настойчивость; день опять прошел даром. Что-то будет осе- нью.

Звезды падают ночью обильно. Барышня приехала ночью, нежданно. С половины дня дождь. Написал крошечный и ничтожный рассказец. Очень томились дома, все в комнатах, не зная, что делать, наконец, поиграв в карты и поужинав, рано-рано легли спать. Хочется тряхнуть стариной и пописать как следует музы- ку, может быть, и сделаю. Как-то все возлагается на осень; нужно выработать тактику отношений, это и скучно, и трудно, и заманчиво.

Я страшно давно не получаю личных дружествен- ных писем; долгие отсутствия приучают обходиться без себя и это грозит действительною опасностью. А может быть, и. Нужно много, много читать.

Это меня радует, но как- то все относится на осень. Вечером после бани приехала Лидия Степановна, оживленная, полная рассказов. Скоро и в город, это меня уже начинает привлекать. Встал очень рано, задолго до почты. Смешная ли это неприязнь Л. Андреева, собственная ли наглость, не знаю.

Весь день дождь, писем нет, марок нет, читал целый день По; у Солюсов живые картины и репетиции; барышни несколько меня бойкотируют и отчитываются. Сережа, который фыркает и хулиганит. Белый опять лягает Блока; когда все выяснится? Наумов долго и стран- но не пишет. Леман полон страха, от Юши беспокоящие и беспо- койные письма, что мне не очень все приятно. Может быть, пе- ред лучшим. У По известная начитанность, которая так пленяет и влечет быть книжником.

Жалко, что у меня плохая память, требующая выписок. Теперь некоторое большее отшельничес- тво имело совсем другой вид, чем при прежней неизвестности, особенно при дружбе, увы, не всегда надежной, не всегда рав- нодушной.

Я жажду заниматься и без конца читать; вспомнить языки, быть книгоглотателем. Меня влекут детали и мелочи. Времени, собственно говоря, строго регламентируя, очень мно- го, особенно при одиночестве.

Но чья нежность будет давать мне сил? Интересно было бы всех посмотреть. Ходили за грибами, болела голова; думаю об осени, начи- ная беспокоиться бюджетом.

Приняв лекарство, освободился от головной боли, но не пошел к Солюсам на праздник. Сидели втро- ем дома, мирно и скучно беседуя, ужиная, играя в кабалу.

Арцыбашев, Куприн, Лазаревский, Каменский и я, будто я стремился попасть или был .